fbpx
Now Reading
Почему провалилась «революция» в Белграде

Почему провалилась «революция» в Белграде

Никита Бондарев

«Свергай, конечно, — было, думается нам, сказано Джиласу, — если сам хочешь на его место…». И вот тут-то бывший мэр Белграда погрустнел

Анонсировавшийся сербской оппозицией как «начало конца Вучича» митинг в Белграде 13 апреля действительно оказался событием знаковым, но совсем не в том смысле, в каком ожидалось. Если коротко, это была одна из самых спокойных и умеренных акций за все время протестов, особенно на фоне попытки захвата протестантами телецентра 16 марта.

Для начала несколько камешков в огород сербских властей. По официальным данным, в митинге перед зданием сербского Парламента приняло участие 6.500 человек. Эти цифры могут быть несколько занижены. Сами оппозиционеры говорят чуть ли не о 50 тысячах, но их оценки собственной численности, наоборот, всегда завышены. Второй момент, за который стоит покритиковать сербских полицейских — утром 13 апреля стражи порядка обнаружили несколько ’тайников’ с камнями и дубинками в местах предполагаемого скопления демонстрантов. К этой «находке», в прямом смысле слова сногсшибательной, отнеслись скептически даже провластные СМИ. Это, скорее, не очень хорошо организованная попытка белградских полицейских показать, что они работают и держат ситуацию под контролем…

А переживать полиции, вообще-то говоря, было из-за чего. Утро субботы в Сербии начиналось совсем не благостно. Рано утром оппозиционеры зачистили от представителей правящей партии здание управы белградского округа Стари Град, в буквальном смысле выгнав на улицу районных депутатов и чиновников, собравшихся, чтобы защищать свои рабочие места от разгневанной толпы. Ещё дальше зашли события в городе Парачин, где председатель общины, представляющий одну из оппозиционных партий, запер своих коллег из правящей партии в здании префектуры, после чего отключил там воду и электричество, а также отказывался пускать к невольным пленникам скорую помощь. В этот момент многим наблюдателям показалось, что столкновений между властями и оппозицией не избежать…

И показалось, как видим, совершенно напрасно. Оппозиционеры на местах погорячились. На этот раз протестанты в Белграде вели себя вполне цивилизованно, с приличествующими случаю кричалками и свистелками, но без откровенного вандализма. Уже в самом конце мероприятия, после наступления темноты, в здание парламента полетели пиротехнические фальшфайеры, но направляющие в рядах оппозиционеров смогли эти хулиганские действия вовремя пресечь. Вообще протестующие были хорошо скоординированы и мотвированы, также слаженно и адекватно вечером в субботу действовала полиция. Полицейские были в основном в штатском, без резиновых дубинок и прочих орудий ’демократизации’. По толпе, правда, ходили упорные слухи, что внутри здания Парламента в ожидании приказа находится вооружённая до зубов рота спецназа, но проверить достоверность этих слухов, слава Богу, не пришлось.

Вообще, создавалось впечатление, что многих из лидеров протестов как будто подменили. Особенно явственно это было заметно по Драгану Джиласу, бывшему мэру столицы, бывшему лидеру Демократической партии. Джилас был не очень речист, тих и задумчив. В какой-то момент его апатия передалась и изначально бодрому и активному Бошко Обрадовичу, лидеру движения Двери. Развлекать протестующих был выпущен актёр Сергей Трифунович.

Упадок сил Джиласа многие наблюдатели связывают с его недавним визитом в США, где ’серый кардинал’ сербской оппозиции встречался с заместителем госсекретаря США и представителями американского Совета по национальной безопасности.

Не нужно быть провидцем и ясновидцем, чтобы представить, о чем Джилас мог говорить с Мэттью Палмером и Джоном Эратом. Почти наверняка американцы заверили его в том, что будут продолжать поддерживать прозападную часть сербской оппозиции. А вот на счёт столь чаемого демонстрантами свержения Александра Вучича — попросили как следует подумать. И я даже догадываюсь, в каких выражениях. «Свергай, конечно, — было, думается нам, сказано Джиласу, — если сам хочешь на его место…». И вот тут-то бывший мэр Белграда погрустнел.

Свержение Вучича для сербской оппозиции будет подобно сюжету из индийской (кажется) сказки, когда герой, убивший дракона, сам становится драконом. При том, что и Вучич не дракон, и уж тем более Джилас не герой народного эпоса. Но любой претендующий на должность президента Сербии должен понимать, что ему придётся взвалить на себя то же бремя, которое сейчас несет Вучич. Придётся, в частности, разбираться с ситуацией, когда подавляющее большинство населения Сербии и слышать не хочет о независимости Косово, а албанское население Косово, в свою очередь, абсолютно не желает быть частью Сербии. И решить эту проблему конвенционными методами, кажется, вообще невозможно.

Вероятно, лидеры сербской оппозиции ожидали от американских политиков и чиновников, тех, кого у нас совокупно называют «вашингтонский обком», более приязненного отношения. Ожидали, проще говоря, что от них не будут требовать в случае прихода к власти сразу же признать независимость Косово, разрешат немножко погодить. Есть все основания полагать, что эти надежды не оправдались.

Отсюда и скорбное выражение лица Джиласа, и общая смена тональности протестов. От прямого действия, «акционизма» и провокаций оппозиция перешла к тактике измора. Пока Вучичу дали ’на размышления’ шесть дней. Думается, что потом дадут ещё шесть. И так до бесконечности. Никому не хочется стать Вучичем. Но кому-то приходится им быть.

Что до России, то для нас главное, что протесты в Сербии имеют мирный характер. Очень хочется, чтобы они и дальше выясняли отношения по-хорошему. Тем более, что через две недели нас ждёт светлый праздник Христова Воскресения.

Никита Бондарев

Канд. истор. наук, доцент факультета международных отношений и зарубежного регионоведения РГГУ, писатель — специально для ИА REGNUM https://regnum.ru/news/polit/2611466.html

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top