Почему оппозиция призывает к «любым возможным мерам» против Вучича

«Политическая и личная ответственность Александра Вучича за нынешнюю ситуацию очевидна. Поэтому в отношении его самого и его ближайших политических союзников должны быть применены все возможные меры [наказания]». Эти слова в письме на имя главы дипломатии Евросоюза Жозепа Борреля касательно кризиса в Косово и Метохии и трагедии, произошедшей 24 сентября в селе Баньска, не являются частью какого-то послания из Приштины. Это сказал не Альбин Курти, и не кто-то из числа албанских лоббистов с Запада, хотя нарратив очень схож. Такие обвинения, обращаясь к европейскому чиновнику, озвучила часть сербской оппозиции. В ситуации, когда сербы Косово и Метохии подвергаются самым страшным за последние 20 лет угрозам со стороны Приштины, представители прозападных партий указали пальцем на своих политических противников в Белграде. И всё это в то самое время, когда из ЕС звучат требования ввести санкции против Сербии из-за событий в селе Баньска.

Оппозиционеры упоминают об ответственности Курти, но обвиняют и партию «Сербский список», которую по результатам целого ряда выборов поддерживают более 90% сербов Косово и Метохии, а также официальный Белград. «Сербское население оказалось между криминализованным и авторитарным „Сербским списком“ с одной стороны и систематическим угнетением Альбина Курти — с другой», — говорится в письме Боррелю, которое послали Зоран Лутовац (Демократическая пария), Мирослав Алексич (Народное движение Сербии), Павле Грбович (Движение свободных граждан), Здравко Понош (Сербия центр — Сердце), Драган Джилас (Партия свободы и справедливости), Небойша Зеленович (партия «Вместе») и Радомир Лазович (Зелено-левый фронт / Не утопим Белград). Они при этом заявляют, что категорически против мер ЕС в отношении всей Сербии.

Меж тем не понятно, каким образом санкции могли бы быть направлены исключительно против власти, так, чтобы не ослабить позиции Белграда в столь критический момент. Оппозиционеры отмечают, что они уже давно настаивают на том, что «господин Вучич не должен располагать международной поддержкой как исключительный собеседник, среди прочего, по причине подавления демократии, прав человека, нарушения условий проведения выборов и недобросовестного использования СМИ в Сербии». Они добавляют, что хотят превратить Сербию в партнёра, а не в подрывника стабильности.

Из этого возникает вопрос, а не обращаются ли они к Боррелю за иностранным арбитражем на внутриполитической сцене? И не рекомендуют ли Брюсселю взаимодействовать с оппозицией как с официальными представителями страны ещё до всяких выборов, до того, как граждане выразят свою волю? Это было бы прецедентом, так же, как и само письмо.

«Кто-то из нашей страны написал Боррелю не с целью установления санкций против Курти и тех, кто издевается над нашими детьми, над нашим народом в Косово, а с тем, чтобы ввести санкции против лидера своей страны. Такого ещё нигде не было. Иначе они не могут победить: если можно свергнуть президента, пусть страдает и вся страна, лишь бы нам добраться до власти. Абсолютно невероятно. Безответственно. У меня нет слов», — прокомментировал ситуацию президент Вучич.

Помимо требования «всевозможных мер» против Вучича, от Брюсселя подписавших письмо Боррелю объединяет и участие в организации протестов «Сербия против насилия». На этих сборищах впервые раздались призывы к уличному свержению правительства, без проведения выборов. Тогда оппозиционные политики утверждали, что в Сербии не существует справедливой и демократической среды, позволяющей гражданам выражать своё мнение. Они даже грозили блокадой госучреждений, если правительство объявит выборы до того, как будут выполнены все необходимые, на их взгляд, условия для их проведения. Затем в начале сентября они неожиданно потребовали проведения досрочных выборов в республиканский парламент, а также местных выборов в Белграде до конца текущего года. После того как власть приняла вызов и объявила, что выборы в Сербии, вероятнее всего, состоятся 17 декабря, целый ряд СМИ сообщил, что оппозиция недовольна этой датой.

Внезапное требование выборов, в первую очередь, со стороны прозападных партий, правительство расценило как сигнал о том, что представители оппозиции действуют по наводке отдельных посольств в Белграде. Среди этих партий, которые критики также называют «гражданскими», не было даже чёткого и единого мнения о том, идти ли на выборы единым коалиционным списком. В конце концов Драган Джилас и его ПСС (Партия свободы и справедливости) призвали все партии, поддержавшие протест «Сербия против насилия» к объединению. Кстати, оппозиционеры изначально утверждали, что эти митинги не были классическими политическими, но являлись стихийной реакцией народа на убийства, произошедшие в школе им. Владислава Рибникара и в окрестностях города Младеновац в мае этого года.

«Правда всплыла: „Сербия против насилия“ всегда была политическим проектом Драгана Джиласа. Почему вы не сказали об этом людям, а вместо этого использовали в своих интересах убийство детей?» — задала вопрос оппозиции премьер-министр Сербии Ана Брнабич. Призыв к объединению партий, стоящих за протестом, правительство также оценило как влияние внешнего фактора.

Тем временем к известным формам «технического сотрудничества» с прозападными партиями стали готовы и лидеры той части оппозиции, которая относит себя к суверенистам, сторонникам независимого пути, стремящимся к более тесным связям с Москвой и дистанцированию от Брюсселя. И всё это, несмотря на призывы неолиберальных кругов к введению санкций против России и всё то же письмо Боррелю. Хотя «правые» публично отрицают возможность формирования правящего большинства с неолиберальными партиями из-за расхождения в политических взглядах, они не скрывают, что своим первым шагом видят совместную победу над Вучичем и Сербской прогрессивной партией. То есть не дать СПП сформировать парламентское большинство вместе со своими партнёрами, набрав в сумме больше голосов.

Так, лидер партии «Заветники» Милица Джурджевич-Стаменковски заявила, что не исключает «технического сотрудничества» с прозападной оппозицией, «связанного с защитой результатов выборов». Кроме того, недавно «Заветники» сформировали «Сербский государствообразующий блок» (Српски државотворни блок) вместе с движением «Двери» Бошко Обрадовича. Пока неясно, присоединится ли к этому союзу коалиция НАДА, состоящая из Новой демократической партии Сербии Милоша Йовановича и Движения за восстановление Королевства Сербия Воислава Михайловича. При этом Йованович недавно заявил, что в рамках предвыборной кампании и речи быть не может о лозунге «Чтобы эти ушли, а те не вернулись», который символизирует призыв к смене действующей власти, и недопущению возвращения прежней, правившей в 2012 году и ранее.

«Не потому, что я очень люблю господина Джиласа. Я был в оппозиции к нему. В 90% ситуаций у нас будет теоретический и практический конфликт… Это не проблема, я хочу дискутировать со всеми в нормальном и демократическом обществе, где государство не находится в заложниках. Что касается меня, я придаю значение только первой части этого лозунга „Чтобы эти ушли“», — сказал Йованович. В итоге возникает вопрос, почему Сербия снова проводит внеочередные выборы всего через полтора года после предыдущих, и почему бы правительству не отработать свой полный мандат. Правительство оправдывает это тем, что пришло время проверить свои результаты в условиях текущих глобальных вызовов и всего того давления, с которым сталкивается страна. В то же время это возможность для правящего большинства укрепить свою легитимность в ситуации, когда оно не отказалось ни от одной из ключевых целей. Сербия не отказалась от своей независимой и суверенной политики. Она не ввела санкции против России, и она по-прежнему на пути к ЕС, зарплаты и пенсии увеличены, борьба за Косово и Метохию продолжается… Вот почему, похоже, оппозиции понадобятся «все возможные меры», и даже больше, чем просто объединение, чтобы действительно победить.

Фото: N1

© 2018-2024 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх