28 октября в столицу Сербии прибудет министр иностранных дел России Сергей Лавров. В преддверии визита главы российской дипломатии директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко в своей колонке для «Независимой газеты» обозначил круг тем, накопившихся к обсуждению с момента последней поездки Лаврова в Белград 18 июня.

Прежде всего, автор напоминает о том, что изначально балканское турне министра предполагало посещение Хорватии. 

«Еще с начала текущего года планировался визит Лаврова в Загреб с целью знакомства с новым президентом, социал-демократом Зораном Милановичем. Но незадолго до визита свеженазначенный посол РФ в Хорватии Андрей Нестеренко почему-то решил возложить цветы от имени посольства к могиле основателя современной хорватской государственности Франьо Туджмана, проводившего политику геноцида и насильственного выселения сербов в 1990-х. Разумеется, это вызвало скандал в Белграде, откуда стали спрашивать Москву, означает ли это, что Россия поддерживает методы Туджмана в отношении сербов. На этом фоне российский МИД очевидно решил, что важнее развивать добрые отношения с Сербией – единственной, кроме Боснии и Герцеговины (из-за позиции Республики Сербской), страной в Европе, которая не ввела санкций против РФ и активно выступает за сохранение военного нейтралитета. И визит в Хорватию был отменен», — пишет политолог.

Вместе с тем он указал, что подобный «ляп» за последнее время оказался не единственным. «Можно вспомнить недавнее высказывание официального представителя МИДа Марии Захаровой с некорректным советом сербскому президенту после его встречи в Белом доме с Дональдом Трампом. Тогда за это перед Александром Вучичем пришлось извиняться не только министру Сергею Лаврову, но даже президенту Владимиру Путину (что случается исключительно редко)», — добавил Олег Бондаренко.

«Такие турне устраивают обычно, когда хотят прояснить мнения коллег по тому или иному поводу либо что-то интересное предложить. Но безынициативность российской внешней политики на Балканах, похоже, стала уже практически каноном, следовательно, визит будет посвящен уточнению позиций. А уточнять есть что», — подчеркивает он. 

Говоря о повестке визита Лаврова, эксперт обратил внимание на то, что в центре дискуссий, очевидно, окажется косовский вопрос. 

«Официальная позиция Москвы по Косово базируется на незыблемости резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, в которой утверждается, что Косово – неотъемлемая часть Сербии в составе Союзной Республики Югославия. Но по факту это давно не так – еще 17 февраля 2008 года Косово в одностороннем порядке провозгласило независимость, которую на сегодняшний день признает чуть менее половины всех государств – членов ООН. А Югославия закончила свое существование еще в 2006 году», — пишет автор колонки.

Он напомнил о том, что в 2018–2019 годах активно обсуждался сценарий разграничения Косово, при котором под контроль Белграда вернулись бы три населенных сербами района севера Косово (Лепосавич, Звечан и Зубин Поток), а взамен Приштине предлагалось взять управление над двумя албанонаселенными районами юга Сербии (Прешево и Буяновац). Однако этот сценарий был забракован ФРГ, где выступили против перекройки административных границ в Европе. Между тем в США предложили свою концепцию урегулирования сербско-косовских отношений на экономической платформе, что является потенциально выгодным на нуждающегося в инвестициях региона. 

«Анонсированные спецпредставителем [президента] США Ричардом Гренеллом 13 млрд долл. вложений в течение ближайших нескольких лет могут существенно поддержать экономику Сербии», — указал Олег Бондаренко. 

Он подчеркивает, что на фоне активной работы американцев на Балканах Москве также следует обратить более пристальное внимание на стратегию своего присутствия в регионе. 

«Кроме реализуемых инвестиционных проектов в железнодорожную и энергетическую отрасли Сербии, Москва ничего не предлагает Белграду. Хотя запрос на Россию в Сербии до сих пор бьет все мыслимые рекорды – прежде всего в области информации. Неоднократно обсуждавшаяся в российских верхах идея создания русского телеканала для сербов так и не нашла спонсора, в то время как американцы для своего детища N1 (единственный партнер CNN на Балканах) смогли на непродолжительное время завладеть даже ”первой кнопкой” сербского телевидения, запрос на ”российский ответ” в медиапространстве Сербии так и остается подвисшим», — пишет эксперт.

Он отмечает, что восприятие России в сербских СМИ, многие из которых подконтрольны немецким и британским медиакорпорациям, могло бы быть еще хуже, если бы не жесткая позиция в этом вопросе президента страны Александра Вучича.

«Балканы не дают успокоиться, и для того, чтобы быть в регионе эффективными, нужна инициативность, решительность и готовность к переменам», — заключает он.