Новый директор Русского дома в Белграде Евгений Баранов: «Главное — начать улыбаться людям»

С директором Русского дома Евгением Барановым мы познакомились в 2015 году. Он тогда работал на Первом канале, возглавлял медиацентр «Русский экспресс», и мы вместе снимали для центральных российских телеканалов сербских политиков, звёзд кино, сирийских беженцев и жертв хорватского геноцида. В Сербию он прилетал нечасто, однако каждый приезд Евгения означал для нас что-то новое и интересное. 

Больше всего мне нравилось, когда он щурился на жаркое весеннее солнце, довольно оглядывая цветущие белградские улицы, и вздыхал: «A Москву-то замело». 

Всякий раз Евгений вовлекал в свою орбиту потрясающе интересных людей, с которыми мы дружим до сих пор. Среди них оперный певец, сербский адвокат Радована Караджича Горан Петрониевич, множество историков и гражданских активистов. 

Всегда было очень интересно послушать рассказы о его поездках в Косово во время вооружённого конфликта на рубеже веков и перенимать журналистский опыт. Однажды он подарил мне футболку с логотипом Первого канала, в которой я потом и готовила новостные сюжеты. Так он, сам того не зная, исполнил мою детскую мечту. 

Подробнее: Журналист «Первого канала»: «Что такое цинизм? Это бомбардировки Белграда и Югославии 1999 года!»

В этом году Евгений Баранов стал директором Русского дома в Белграде — представительства Россотрудничества в Сербии. С его появлением в большом здании на улице Королевы Наталии в Белграде жизнь закипела. 

DSC 4406

Одним из первых мероприятий, которое состоялось в Русском доме после смены руководства, стала презентация русскоязычного издания книги о Белграде, написанной заместителем мэра сербской столицы Гораном Весичем. Встреча прошла без суеты и пафоса — традиционных спутников  протокольных событий. Можно сказать, в домашней и расслабленной атмосфере. Пока автор подписывал книги, Евгений дал «Балканисту» интервью. Будучи журналистом по призванию, он по-прежнему открыт для общения. Думаю, что и Русский дом станет ещё доступней для пишущей и снимающей братии. 

Также по теме: В Сербии отметили журналистские заслуги директора Русского дома в Белграде

— Первые два дня после приезда в Белград, пока решался вопрос с моим размещением, я нервно отсыпался, так как совершенно не понимал, что меня ждёт. Русский дом меня встретил радостно, но у меня не было ни малейших представлений о том, с чего я начну работу. Сейчас вроде как все идёт неплохо. Я безумно рад, что не ошибся в людях, которые здесь работают! Проработав с ними первый месяц, я понимаю, что это хорошая команда, нам есть куда стремиться, так как потенциал Русского дома все ещё не раскрыт, — говорит Евгений Баранов. 

Будучи журналистом, он всегда выступал за то, что России надо пересматривать свою «мягкую силу»: активно действовать и там, где русских искренне любят просто так. Эта «мягкая сила» должна получить конкретный, рабочий импульс, потому что эпоха «матрешек и рябинушек» уже давно в прошлом. Тем не менее систему, которая создавалась годами, сдвинуть с места очень непросто. 

DSC 4520

— Конечно, есть определённые проблемы. У организации сложный юридический статус, который ограничивает её пространство для маневров. У нас всего две площадки, куда мы можем приглашать людей, не опасаясь, что им на голову обрушится потолок. Русский дом не ремонтировался очень давно, и эту проблему также надо решать. Наверное, не в моих силах изменить сложный механизм «тяжёлой и мягкой» силы. Но главное — начать улыбаться людям, ждать их в гости, а не просто говорить добродошли (добро пожаловать). Дом заживёт, как только полностью откроются его двери. Я хорошо знаю Белград и Сербию, а Сербия давно знает меня. И я постараюсь использовать все возможности, чтобы Русский дом ожил и стал по-настоящему гостеприимным, — говорит Евгений Баранов. 

Работы у него сейчас много, но все же, вспоминая наши встречи во время его приездов в сербскую столицу, мне стало интересно, успел ли Евгений за это время насладиться жизнерадостным духом Белграда, за которым мы, русские, и едем сюда. 

— Я заканчиваю работать за час до того, как закрываются все заведения в Белграде (в Сербии действуют ограничения в связи с эпидемиологической обстановкой — прим. ред.). Мне хватает времени только на то, чтобы забежать в магазин за продуктами и доехать до дома. В Белграде я провел много времени, у меня здесь огромное количество любимых мест, и я с нетерпением, с надеждой и верой жду, когда снимут эпидемиологические ограничения, чтобы посидеть в своём любимом «Салаше» в Земуне. Меня ждёт и моя любимая «Потковица» на Голсвордиевой улице, и огромное количество людей, с которыми я бы с удовольствием повидался, — но пока катастрофически не хватает времени, — говорит он.

Новый директор Русского дома отмечает, что сербская столица стремительно меняется к лучшему: становится современным европейским мегаполисом, не теряя своей аутентичности.

DSC 4527

— Я смотрю на то, как меняется сербская столица, и понимаю, с какими сложностями сталкиваются власти города, которые проводят болезненную реконструкцию Белграда. Устроен город сложно, любые ремонтные работы его парализуют, белградцы темпераментны и нетерпеливы, но я вижу, что власти пытаются сделать Белград уютнее и удобнее. Я не отношусь к категории ретроградов, которые говорят, что будут жить на заросшей плющом помойке, потому что они тут родились. Да что далеко ходить: улица Балканская, где я раньше жил, долгое время была совершенно «мусорным» городским переулком. А сейчас это европейская улица с ровной брусчаткой, по которой приятно ходить и ездить. Перемены нужны. Но нужно и терпение для того, чтобы пережить временные неудобства ради комфортного будущего. Поживём — увидим. Все будет хорошо! — говорит Евгений Баранов.

И я ему верю.

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх