«Неслыханная мерзость»: Олег Бондаренко об инструментах давления Запада на Сербию

Запад требует от Сербии капитуляции перед своими либеральными «ценностями», об этом пишет политолог, директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

«На этой неделе в главном аэропорту Сербии можно было увидеть биллборды с целующимися мальчиками и подписью „Белграду нужна любовь“. Хештегом был обозначен „белградский прайд“ — общеевропейский гей-парад, анонсированный за год гей-собществом ЕС, но отмененный за неделю до проведения в Белграде. Для консервативного Белграда это неслыханная мерзость — представляю, как плевались традиционные сербы», — говорит эксперт в авторской колонке для газеты «Аргументы и факты».

Он отмечает, что, несмотря на отмену «праздника свободной любви» президентом Александром Вучичем, позже подтвержденную Министерством внутренних дел Сербии, послы США и ЕС в Белграде продолжают настаивать на возможности проведения гей-парада 17 сентября.

«Так, американский представитель Кристофер Хилл договорился до того, что „парад пройдет, так как многие люди работали над этим“. А посол Швеции — главного спонсора всего ЛГБТ-движения в Восточной Европе — заявила, мол, „нет „европрайда“ без шествия“. Тем временем отмена гей-парада (впрочем, так же, как и традиционного крестного хода за семейные ценности в этот день) была согласована МВД „по соображениям безопасности“. Иными словами, сербская полиция прекрасно понимает угрозу массовых беспорядков, к которым, тем не менее, в открытую призывают западные послы в Сербии. На грядущих выходных в Белграде будет жарко», — предупреждает Олег Бондаренко.

Выступая на недавно прошедшем в Словении саммите «Процесса Брдо-Бриони», президент Вучич заявил прямо — большинство сербов против членства в Евросоюзе из-за двойных стандартов Запада. Сербский лидер обратил внимание на то, что «у всех полон рот территориальной целостности Украины, а когда речь идет о территориальной целостности Сербии — они ее разрушили как молотом, и это лицемерие люди в Сербии не могут принять».

«Аргумент резонный, но это скорее „вишенка на торте“ — в основании изменения сербских настроений лежит очевидный крах экономической модели ЕС как единственно возможной и эффективной в Европе. На фоне стагнации и падения уровня жизни в Европейском союзе экономика Сербии последние годы демонстрировала завидные — самые большие в Европе — темпы роста ВВП. Белград стал центром мировых инвестиций — не только из Европы, но и с Востока, из Китая, России, Турции, стран Персидского залива. Александр Вучич, второй раз безоговорочно выигравший президентские выборы в первом туре, все более напоминает сербскую версию югославского лидера движения неприсоединения Иосипа Броза Тито, а Сербия снова стала оживленным перекрестком западной и восточной цивилизаций. Естественно, в таких условиях сербам нет никаких резонов стремиться в ЕС, тем более что теперь Евросоюз уже в открытую настаивает — вначале нужно признать своими все европейские ценности, включая ЛГБТ, и только потом уже проситься вступить. Сербы же еще помнят про бомбежки Белграда силами НАТО, в которых принимала участие почти вся Западная Европа — „простили, но не забыли“, как гласит официальная формулировка», — напоминает Олег Бондаренко.

По его мнению, конфликт на Украине для большинства сербов стал поводом проявить солидарность с Россией. Это стало своего рода сатисфакцией за собственную слабость 1990-х и неспособность деятельно противостоять развалу Югославии в Хорватии и Боснии в то время. Теперь же сербы ждут побед от России и парадоксальным образом солидарны не с сидящими под бомбами украинцами, но с действиями российской армии.

«Президент Вучич, естественно, не может об этом сказать прямо, но санкции против России не вводит, несмотря на колоссальное давление на него со стороны Запада. История с гей-парадом, как и перед тем обострение ситуации в Косово, — лишь способы давления на сербскую власть из Вашингтона и Брюсселя. Хотя в последнее время в число центров влияния на Балканах активно возвращается Лондон — последний визит в Боснию и Герцеговину министра иностранных дел Великобритании и будущего премьер-министра Лиз Трасс был связан с недвусмысленным заявлением последней о направлении в Сараево „группы киберспецназа по противодействию российской угрозы на Балканах“. Доехала ли группа, правда, пока неизвестно, но германский „миротворческий“ контингент в Боснии был увеличен. Что не может не вызывать тревогу за мирную обстановку в этой стране в преддверии намеченных на 2 октября всеобщих выборов, в том числе в Республике Сербской как части Боснии», — заявил директор Фонда прогрессивной политики.

Специальная военная операция, по словам эксперта, в известной степени уменьшила и без того не огромное экономическое присутствие России на Балканах.

«Но ведь, если по-честному, экономика никогда не играла ключевой роли в сербском геополитическом выборе и тем более отношениях с Москвой. Отсюда и такая скромная поддержка идеи вступления в ЕС — номинально первого инвестора в Сербию. Здесь важнее другое — как написал один известный сербский политик-русофил, изначально поддержавший спецоперацию, „если Россия продолжит уступать территорию, то и сербам стоит пересмотреть свою поддержку Москвы“. На Балканах геополитика всегда важнее экономики. Победа России будет означать усиление влияния там и положения сербов, но вместе с тем и новые провокации со стороны Запада. Про поражение писать не буду — и так все понятно» — заключает политолог Олег Бондаренко.

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх