Мирдита – недобрый день

28 мая в Белграде закончился ежегодный фестиваль «Мирдита – добар дан», вот уже девять лет пытающийся, согласно заявлениям устроителей, «наводить мосты дружбы между сербами и косовскими албанцами». Формат фестиваля такой: весной в Белграде албанские деятели культуры и представители правозащитных организаций рассказывают сербам о своей жизни, а осенью аналогичная культурная манифестация проходит в Приштине. С самого первого фестиваля его проведение сопровождают скандалы, связанные, в основном, с тем, что белградскую часть «Мирдиты» пытаются сорвать сербские националисты. В Приштине, при этом, всё происходит мирно и спокойно. Попробуем разобраться, что это за мероприятие и почему у его организаторов возникают проблемы именно в Белграде. 

Организатором мероприятия с сербской стороны является очень интересная контора зонтичного типа под названием Youth Initiative for Human Rights (YIHR) – «Молодежная инициатива за права человека». Инициативная молодежь действует по всем Западным Балканам, с 2003 года в Сербии, с 2004 – в Косово (на тот момент еще не объявившем о независимости), с 2007 – в Боснии и Герцеговине, с 2008 – в Хорватии и Черногории. В 2019 году организация была удостоена премии Евросоюза имени Вацлава Гавела «за выдающиеся заслуги в области защиты прав человека» (чтобы был понятен масштаб: за четыре года до того премию вручали старейшей российской правозащитнице Людмиле Алексеевой). Еще любопытный факт про «инициативную молодежь»: в 2013 году они выиграли в ЕСПЧ иск против властей Сербии, которые отказывались допустить расследователей, ассоциированных с этой организацией, к архивам сербской госбезопасности. То есть YIHR – это очень серьезные ребята, умеющие добиваться своего. Непонятно только, кто их спонсирует. По официальным каналам получить эту информацию невозможно, а досужие сплетни из сербского интернета тиражировать не хочется. Но кое-какие предположения на сей счет мы сделать можем. Соорганизаторы «фестиваля толерантности» с косовской стороны — НГО под названием Interga — значительно менее стеснительны и охотно сами называют своих спонсоров: это Агентство США по международному развитию (USAID), Фонд Братьев Рокфеллеров, Фонд Чарльза Стюарта Мотта, Фонд Сороса. Есть все основания полагать, что и сербская «инициативная молодежь» подпитывается из этих же источников. 

Ясно, что здесь может не нравиться сербским радикальным националистам: сама идея разговора метрополии и мятежной провинции на равных для них недопустима. Но свое недовольство фестивалем выражают примерно все политические силы правого и центристского спектра в Сербии, далеко не только радикалы. 

В этом году хедлайнером протестов стали умеренные националисты из Демократической партии Сербии (ДСС), в прошлом году и вовсе борцы за экологию и права животных из движения «Левиафан» (патриотически настроенные милитантные экологи – сербская специфика, в России такого нет). Особенно интересен для нас памфлет против фестиваля, опубликованный на вполне либеральном сайте Б-92 «главным геем Сербии», активистом, журналистом, продюсером, создателем первого профильного сайта в Сербии и редактором единственного в стране гейского журнала Предрагом Аздейковичем. Вы не поверите, но он тоже против «Мирдиты». 

На что обращает внимание читателей Аздейкович — человек, которого сложно заподозрить в узости взглядов и недостаточной толерантности? Проблема не в том, что Белград и Приштина наводят «мосты дружбы», это-то как раз прекрасно. А в том, что делается это не на равных основаниях. 

«Албанские деятели культуры приезжают в Белград и рассказывают нам, что Косово независимо, а также про злодейства, которые сербы творили там и продолжают творить. А потом сербские мастера культуры едут в Приштину и там рассказывают албанцам о том, что Косово независимо, и о сербских зверствах. Именно из-за этой односторонности фестиваль имеет столь дурную репутацию в Сербии, из-за этого его постоянно пытаются сорвать именно в Белграде, но не в Приштине. Если бы все делалось по-честному, протесты были бы обоюдными». 

Далее Аздейкович рассуждает о том, что, если бы сербы и албанцы говорили друг другу правду, это ввергло бы фестиваль в состояние серьезной турбулентности, мягко говоря. Но только пройдя через это, обе стороны могли бы научиться уважать друг друга или хотя бы слышать друг друга. Пока же выходит, перефразируем мы басню Крылова, что кукушка хвалит себя и ругает петуха, и петух тоже себя ругает и хвалит кукушку. По меньшей мере странная получается басня.  

Прав ли Аздейкович, когда говорит о диспропорции, существующей с самого начала «Мирдиты»? Он не просто прав, он серьезно сглаживает острые углы этой истории, называя представляющих Сербию в Приштине персонажей «деятелями культуры». Просто сравним, кто представлял в этом году Приштину, а кто в прошлом году Белград. 

Итак, в этом году с Косово в сербскую столицу были привезены: 

— выставка «Все наши слёзы» о страданиях албанского народа в Косово, Македонии и не входящей в состав автономного края Прешевской долине;

— спектакль режиссера Куштрима Кольичи «Штиффлер» о тяжелых буднях албанской проститутки;

фильм Блерты Башолли «Улей» про тяжелую жизнь албанской крестьянки, мужа которой в 90-е убили сербы; 

— презентация книги «Искривлённые тени» про титовский лагерь смерти для диссидентов Голи Оток, о котором было написано и сказано немало, но только в этой книге уделено достаточное внимание страданиям в лагере косовских албанцев; 

— концерт академического джазового трио и дискуссия на тему «Украина и Косово: проблемы и параллели». 

Очень грамотно составленная программа, рассказывающая разными средствами и с разных сторон о страданиях албанского народа, в которой трэш и грязь скандалиста Кольичи уравновешиваются прекрасным вокалом ретро-крунера Шпата Деды (ретро-крунер — это певец типа Фрэнка Синатры и Эмина Агаларова).  

Чем же радовали сербы жителей Приштины прошлой осенью? По пунктам:

— презентацией книги «Вторая Сербия» о сербской либеральной оппозиции и круглый стол «Есть ли другая Сербия?»; 

— показом фильма «Груз» режиссера Огнена Главонича о том, как в 90-е  милошевичевская военная полиция прячет в окрестностях Белграда тела убитых в Косово албанцев (фильм настолько тенденциозный и сербофобский, что Главонич не смог найти серба на главную роль, пришлось брать болгарина; 

— была презентация книги «Семь лагерей: от насилия культуры к культуре насилия» трех авторов — двух хорватов и одного серба, о лагерях для перемещённых лиц (в основном, организованных сербами), существовавших во время войн 90-х гг. 

— А потом была феерия: яркое ослепительное шоу дрэг-квинс из Белграда со звучными псевдонимами Лоакиин и Рубелла Феминин (дрэг-квин — это артист оригинального жанра типа Верки Сердючки и Кончиты Вюрст). 

miredita dobar dan2021 23
Так организаторы фестиваля демонстрируют сербскую культуру в Приштине. Красиво, только непонятно, Лоакиин это или Рубелла Феминин… (фото с сайта miredita-dobar dan.sr)

Вот, стало быть, что сербы предлагают албанцам, – сеанс превентивного самобичевания, посыпание головы пеплом, покаяние во всех возможных грехах, а на закуску — фрик-шоу в худших традициях Евровидения. Стоит ли удивляться, что албанцам всё это абсолютно искренне нравится, это именно тот образ сербов, который им приятно созерцать.           

«Мы ближайшие соседи, но совсем не знаем друг друга», — сокрушается в сербской либеральной прессе куратор фестиваля, девушка с чудесным не то сербским, не то албанским именем Фиона Еличи. И это, конечно, откровенная ложь. 

Сербы своих «ближайших соседей» очень хорошо знают. Непосредственно во время фестиваля албанцы в очередной раз закидали камнями дом единственной сербки, до сих пор живущей в центре города Печ, некогда — центре православия на Западных Балканах. Бабушку зовут Румена Любич, ей 91 год, она не выходит из дома без полицейского или миротворческого конвоя.

Также непосредственно во время проведения фестиваля с Гугл-карт в очередной раз исчез косовский монастырь Высокие Дечаны. Албанские власти муниципального округа, к которому монастырь относится, раз за разом посылают в Гугл «уточняющую информацию», согласно которой на месте монастыря теперь автомобильная развязка. Поскольку это происходит по официальным каналам, Гугл обязан реагировать. Охраняемый ЮНЕСКО средневековый монастырь албанцы таким образом стирают с карты примерно раз в два месяца. 

Но об этом, конечно же, невозможно узнать на фестивале «Мирдита – добар дан». Как и о преступлениях Армии освобождения Косово (АОК), которые признал даже Гаагский трибунал, — но только не организаторы фестиваля. Как минимум двое из албанских гостей события – актер и режиссер Фатмир Спахиу и художница и депутат косовского парламента Элиза Ходжа – являются активными участниками кампании «У свободы есть имя – АОК» за немедленное освобождение из Гааги всех членов этой преступной организации. 

Противники фестиваля в Белграде уже который год упражняются в остроумии по его поводу. Проводят, в частности, собственную альтернативную выставку о зверствах АОК и прочих проявлениях «традиционного албанского гостеприимства» — «Мирдита – доброй ночи». 

Screenshot 1

Мы, в свою очередь, можем сказать, что день, когда в Белграде начал проходить фестиваль «Мирдита», — воистину недобрый для Сербии день.                 

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх