fbpx
Now Reading
«Холодный свекольник для горячих сербов»: как глава российского банка развивает бизнес в Сербии

«Холодный свекольник для горячих сербов»: как глава российского банка развивает бизнес в Сербии

Катарина Лане

Прошёл ровно год, как в центре Белграда, на месте сначала бывшего Банка Москвы, а позже — ВТБ появился API BANK, принадлежащий российскому акционеру из Хабаровска Андрею Шляховому. Переговоры о продаже банка с корпорацией ВТБ длились довольно долго. Помогала акционеру их вести Мария Степиня, частный консультант в области банкинга, которая после заключения сделки возглавила правление API BANK. 

Мария Степиня рассказала порталу «Балканист», как ей работается с сербским коллективом и какие сложности приходится преодолевать частным российским банкирам на местном финансовом рынке. 

Мария обладает более чем двадцатилетним опытом в банковском секторе. Начала в 1995 году с позиции менеджера по обслуживанию платежных карточек, затем занималась  международными расчетами, после перешла во внутренний аудит, а позже возглавила службу внутреннего аудита в «дочке» финского Sampo. В течение девяти лет, до середины 2015 года, она работала в латвиийско-исландском банке Norvik, где сначала исполняла обязанности главы службы внутреннего аудита банка, затем руководила финансово-аналитическим управлением, а впоследствии вошла в правление и стала финансовым директором.  

«Трудности перевода»

— В нашем банке работает всего 94 сотрудника, что с точки зрения эффективности персонала выглядит хорошо. Русских немного, всего 12 человек, включая членов совета. Отношения в коллективе замечательные, в работе мы не чувствуем национальных различий. Общаемся, пока, в основном, на английском. Впрочем, мы, русскоязычные сотрудники, с сентября прилежно учим сербский язык, у нас замечательная учительница, которую нам порекомендовали русские клиенты. Особенно вдохновляет то, что нам уже удаётся говорить на сербском в бытовых ситуациях, — рассказывает Мария. 

Хрупкая и улыбчивая, Мария Степиня производит обманчивое впечатление. На самом деле это жёсткий и принципиальный руководитель с видением сути. Северноевропейская бизнес-среда, откуда она родом, значительно отличается от южной сербской, где все всегда немного «расслабленные». Как же удаётся преодолевать эту разницу в подходах к бизнесу и просто к работе? 

— Нам здесь не хватает нашей северной аккуратности и темпа. Я слежу за тем, что говорят другие представители российского бизнеса, которые ведут дела в Сербии, и могу сказать, что у всех одинаковые сложности во взаимопонимании. За этот год нам удалось привыкнуть к тому, что сербское отношение к работе (восприятие задачи и гораздо более низкая скорость выполнения, чем в России и в Северной Европе) моментально изменить под себя невозможно. Ежедневно действуя в направлении к достижению результата, мы относимся друг к другу уважительно и доверительно, хотя у нас и ушло какое-то время на то, чтобы притереться и интегрироваться, — делится глава правления API BANK.

Она с улыбкой рассказывает, как русские сотрудники банка решили познакомить сербских коллег с национальной кухней и приготовили холодник — летний свекольный суп типа окрошки. 

— Готовили мы его прямо на небольшой террасе нашего банка. Сербы с удовольствием нас поддержали и с энтузиазмом пришли дегустировать. Правда, нам показалось, что им холодник не понравился. Не поняли они его, хотя на улице было 40 градусов жары, и холодный свекольник с редиской, огурцами и укропом был очень кстати. Попробовали все, один только директор не стал: сказал, что у него аллергия на свёклу! К слову, это был директор по рискам! Сейчас мы ждём ответного шага от сербской части коллектива. Скорее всего, они пригласят нас на барбекю. Чего ещё желать в Сербии от сербов — специалистов высокого класса по роштилю, жаренному на огне мясу? (смеется) Кроме того, мы стараемся иногда устраивать совместные кофе-паузы прямо в офисе, так как работа занимает все время, — рассказывает Мария. 

Чтобы управлять интернациональным коллективом, Марии иногда приходится проявлять настоящие чудеса терпения и дипломатии. 

— Сербы по натуре воины, отсюда и упрямство в характере. Иногда процесс дискуссий между ними напоминает настоящее поле брани, и приходится выступать миротворцем, дабы восстановить фокус и внести конструктив. Что поделать, горячая южная кровь! Офисным работникам-сербам, видимо, надо для выпуска пара ставить в офисе тренажёры, — смеётся она. — Кстати, у нас в коллективе есть и боснийцы, и черногорцы, и, если приглядеться, то можно уловить разницу характеров!

— Что касается сербского патриархального менталитета… Да, мужчины-руководители преобладают почти везде в мире, кроме, может быть, только Америки. Сербия не исключение. Мужчины видят положение дел с другого ракурса — так называемый  helicopter view. Когда ты углубилась в детали, то умение мужчин не потерять из виду картину целиком, которое я стараюсь перенять, как раз и является преимуществом. Вообще, мужчины хороши в том, что могут сгенерировать идею, а ее воплощением лучше занимаются женщины, — считает Мария. 

— Хотя именно в банковском секторе Сербии большая доля женщин-руководителей банков. Я могу привести несколько примеров, когда во главе крупных местных банков стоят женщины, и дела у них идут очень успешно. Это уникальная сербская ситуация. Глава Народного Банка Сербии – дама. Бытует мнение, что сербский финансовый сектор стабилен и успешен именно потому, что им управляют женщины. К тому же, могу с уверенностью заявить, что женщины более стрессоустойчивы по сравнению с мужчинами, несмотря на эмоциональность. В длительном стрессе, где мужчина уже сломается, женщина будет продолжать искать выход, пока не найдет, — объясняет глава правления API BANK. 

— Я всю жизнь работаю с умными мужчинами, при этом всю жизнь находясь в гендерном меньшинстве. Наверно, трудиться в большом исключительно женском коллективе уже не смогла бы, — добавляет она.

Сербская цена хорошей репутации

Анализируя ситуацию в банковской сфере Сербии, Мария обращает внимание на то, что эта страна чрезвычайно дорожит своей репутацией надёжного государства, поэтому определенные процедуры тут занимают даже слишком много времени. Из-за этого, к сожалению, теряется некоторая гибкость и упускаются какие-то возможности.

— С Народным банком Сербии мы постоянно находимся в конструктивном диалоге. Государству крайне важно, чтобы любой банк имел достаточный резерв прочности: это гарантия и для сербского населения, и для всего банковского сектора, и для экономики страны. Народный банк, который строго следит за всеми показателями, контролирует риски и обеспечивает стабильность на финансовом рынке, практикует очень консервативный подход, который обусловлен тем, что страна развивается, привлекает иностранные инвестиции и, конечно, стремится выглядеть в глазах мирового сообщества стабильной и привлекательной. Спустя год работы здесь я воспринимаю это как условия, правила игры, которые необходимо принять и уважать и по которым все тут работают. API BANK с пониманием относится к строгим местным регулятивным требованиям и ограничениям, которые вызваны желанием избежать ошибок, в результате которых может пострадать репутация государства. Отсюда же сербский банковский рынок, по сравнению с другими, более прогрессивными и либеральными, более стабилен и надёжен, — говорит Мария Степиня. — Так что русская пословица «тише едешь, дальше будешь», как раз про нас здесь: едем медленно и со временем увидим, где будем.

Свою работу в Сербии глава правления API BANK рассматривает не только как бизнес, но и как вклад в популяризацию региона среди россиян и русскоговорящих европейцев. 

— У нас мало филиалов — всего два, но мы не планируем их увеличивать, так как не видим в этом экономики. Считаем, что должны предоставить клиентам возможность один раз прийти в офис банка, и далее получать обслуживание удаленно — через приложения по интернету. У нас работают несколько сотрудников в клиентском сервисе, которые говорят не только по-сербски и по-английски, но и по-русски, и это, безусловно, делает наш банк более гибким. У нас более персонализированный подход к каждому клиенту, нежели у крупных игроков, чей бизнес и построен иначе, и ориентирован на массовый рынок. Кроме того, мы делаем свой вклад в повышение интереса россиян и «русских» европейцев к стране. И хоть мы и не обладаем амбициями стать гигантом, но каждый день прилагаем усилия к тому, чтобы ценность нашего маленького банка росла для клиентов, акционера и общества. Развитие технологий, глобализация финансовых услуг, криптовалюта — с одной стороны, экономические циклы, политические настроения — с другой, — все это вызовы, которые требуют быть гибкими и диверсифицированными, чтобы вовремя подстраиваться под среду, — говорит Мария Степиня.

Планы на будущее

API BANK в некотором смысле уникальный, такие принято называть boutique, хотя, конечно, это не банковский термин. И перед Марией как главой правления стоят особые задачи.

— На местном рынке API BANK занимает предпоследнюю позицию по объёму бизнеса. Банковский сектор достаточно концентрированный: первые пять банков владеют 54% рынка, и мы видим, что процессы слияния продолжаются в пределах «первой десятки». Это значит, что крупные банки наращивают бизнес за счет приобретения или поглощения других, а маленькие банки для развития ищут ниши. Наша доля рынка составляет 0,3 % от активов сектора, и даже если она увеличится в три раза, все равно это будет около 1 %. Так что мы не планируем быстро вырасти и войти даже в первую десятку – для этого надо вырасти в 15 раз. Мы хотим быть эффективными с точки зрения доходности с капитала, который был вложен акционером. Но главная наша задача — привлечь новых и сохранить существующих клиентов. За нами сейчас не стоит большой структуры, и отсюда повышенная ответственность менеджмента и акционера за качество услуг и обслуживания. Банковская модель по сути осталась прежней: мы — коммерческий банк и обслуживаем сербские компании из разных секторов экономики (реализация инфраструктурных проектов, торговля, сельское хозяйство и производство оборудования, которое идёт на экспорт). Конечно, в борьбе за часть российско-сербского бизнеса приходится конкурировать с местными банками, которые хотят забрать себе всего клиента целиком. За них здесь бьются все крупные игроки, стараясь предложить наиболее выгодные, а иногда, как мне видится, даже демпинговые условия. Но мы наблюдаем, что клиенты тоже диверсифицируют бизнес и риски и сотрудничают сразу с несколькими банками, в том числе и с маленькими — опять же, ввиду их персонального подхода ко всем клиентам.

Мария рассказывает, что достоинством API BANK-а, например, является то, что он быстрее всех совершает платежи в иностранной валюте. Если другие банки стандартно отправляют деньги на следующий день после заявки клиента, то API BANK, если заявка размещена до указанного времени, это делает день в день без дополнительной комиссии. Клиенты это ценят. Мы не взимаем комиссию за исходящие переводы в рублях, если клиенты купили рубли у нас.

 — Забегая вперед, расскажу, что в ближайшие дни мы запускаем брокерское обслуживание. Это значит, что клиенты смогут продавать и покупать через нас ценные бумаги. Частные лица — на сегодня наш главный ресурс, во всех смыслах очень дорогой и ценный для нас. И хоть API BANK не является в классическом понимании ритейл-банком, мы стараемся оправдывать доверие наших клиентов и придумывать для них что-то особенное. Мы видим, как развивается Белград и сколько здесь строится недвижимости, поэтому решили запустить ипотечное кредитование. У наших предыдущих владельцев такого продукта не было. А по нашим прогнозам, интерес к покупке квадратных метров будет проявляться не только со стороны местного населения, но и россиян, которые либо тут работают, либо захотят иметь квартиру, чтобы останавливаться в период отпусков и путешествовать отсюда, ведь география Сербии уникальна и «удобна». В плане ипотеки мы, наверное, не будем конкурировать с первой пятеркой банков, но и у нас будут свои «нишевые» клиенты. Думаю, что нам нужно успеть предложить россиянам инвестировать в сербскую недвижимость. Сейчас эта услуга, как и положено, проходит согласование в Народном банке Сербии.

© 2018-2019 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Scroll To Top