«Эмиграция без тыквенного латте»: как «новых русских» приняли в Сербии

В Израиле который день идут интернет-баталии. Одна из новеньких эмигранток из России поинтересовалась у местных русских, где купить тыквенный латте, и вызвала взрыв негодования. «Хорошо живёте, раз иных проблем нет», «Когда мы приехали, мы мыли полы и жили впроголодь», «Идёт война, а вам латте подавай», — писали одни. Вторые защищали девушку, объясняя, что этот напиток для неё является «осенней традицией, которая греет на чужбине». Третьи клепали мемы в духе «А я вам сейчас покажу, где продается тыквенный латте». Как бы то ни было, новую израильскую волну эмигрантов уже окрестили «тыквенной», и таковой она вошла в историю. 

В отличие от израильской, новая сербская эмиграция не раздражает местных «стариков» вопросами про селедку, гречку, творог и прочие нетипичные для Сербии продукты. Все это уже давно производится предприимчивыми соотечественниками, переехавшими несколько лет назад. Да и местные магазинчики за последние годы тоже приспособились ко вкусам братского народа. 

Зато начались проблемы другого плана. С февраля этого года, по данным Центра защиты и помощи беженцам, в Сербию прибыли 104 тысячи граждан России. В основном, это молодые семьи, где минимум по одному младенцу. Многие — это релоцировавшиеся айтишники с очень высокими для Сербии заработками и не менее высокими требованиями к уровню жизни. Так как «новые русские» хорошо зарабатывают, они готовы платить за приличное жилье выше рыночной стоимости. Владельцы воспользовались этими обстоятельствами. Квартиры в Белграде разлетаются сразу после появления объявления, а хозяева, услышав в трубке русский акцент, поднимают цену на жилье, которое не соответствует московским меркам комфорта. 

Среди обосновавшихся в этом году в Сербии — нижегородская журналистка Анастасия Березина. Под ее руководством младшеклассники учились в местной телевизионной школе журналистики и делали свою программу «Один дома». Проект получил два ТЭФИ, десятки других российских призов, обрёл единомышленников на всех континентах. Потом Настя вышла замуж за айтишника Витю, родила Сеню, а в феврале этого года уехала в сербский Нови-Сад. 

«Сербию изначально не рассматривали, потому что впервые узнали о ней из ролика блогера Ильи Варламова, который показал какую-то жесть. Но потом мы созвонились с коллегами, которые уже успели сюда переселиться, узнали, что тут достаточно легко оформить ВНЖ, посмотрели фото Нови-Сада, и нам очень понравился этот город. Когда мы приехали из белградского аэропорта на маленький уютный вокзал и пошли пешком смотреть нашу будущую квартиру, то остались в полном восторге от погоды, архитектуры, детских площадок. Тем, кто приезжает из Москвы и Санкт-Петербурга, местные детские площадки кажутся не особо хорошими, но мы же полгода прожили в Азии, и нас европейский город Нови-Сад просто покорил. Я лично не избалована, мне нравится, что всё в пешей доступности, а в магазинах полно молочных продуктов и вкусного вина. В общем, мы тут остались», — говорит Настя. 

WhatsApp Image 2022 11 02 at 14.31.12

При этом она отмечает, что в Нови-Саде нет проблем в общении с сербами. Хозяйка квартиры, персонал в магазинах, ресторанах и больницах говорят на английском. Покоряет новых эмигрантов открытость сербов и их любовь к русским. Однажды Настю с мужем в ресторане угостил бутылкой вина пировавший рядом владелец норвежской фирмы — серб, проработавший долгое время в России. В велосипедном сервисе ей отремонтировали коляску, а денег не взяли. В оптике мастер отремонтировал Насте очки и от денег тоже отказался. 

«Один раз на остановке бабушка услышала, что я говорю по-русски, обняла меня, объяснила, как доехать, и даже пропустила свою остановку, чтобы проводить меня до места. Подобных случаев — миллион! Не могу не отметить, как сербы по-доброму относятся к детям. На нашу квартиру было несколько претендентов, но сыграл, как мне кажется, именно тот фактор, что у нас маленький ребёнок. На улице люди обязательно подойдут, приласкают, поболтают с малышом, скажут что-то приятное. В России этого нет, и вообще так не принято. В автобусе многие со мной пытаются говорить по-русски, когда слышат, как я разговариваю с ребёнком. Однажды со мной познакомилась женщина, которая отлично владела русским языком, и она мне объяснила, что не стоит переживать из-за того, что с твоим ребёнком пытаются поиграть незнакомые люди, потому что тут так принято. Но мне это неудобств не доставляет», — говорит Настя.

В Нови-Саде они устроили двухлетнего Сеню в частный русский детский сад. Подобных заведений в Сербии за минувший год появилось очень много. Открылись детсады Монтессори; с йогой, английским и прочими развивающими направлениями для детей российских эмигрантов. А для семьи с совсем маленьким ребенком нет особой проблемы найти русскоговорящую няню. Хотя, безусловно, спрос на них тоже вырос.

«В нашем садике все дети русские, как и одна из воспитательниц. Вторая — сербка. Сеня пошёл в сад без проблем, мы довольны. У нас не возникло особых трудностей в привыкании к новой жизни. Здесь сложилось очень большое русское сообщество, есть много чатов в Телеграме, где можно задать разные вопросы, попросить о помощи, и там найдутся те, кто поможет. Есть русский родительский чат Нови-Сада, есть чат про еду, про автомобили, просто общий чат, где люди могут отлично общаться, находить друзей по интересам, искать тех, кто предлагает какие-то услуги и так далее. Здесь есть всё. Ощущение, что половина Нови-Сада говорит по-русски и прекрасно здесь себя чувствует. Мне кажется, что для экономики страны это тоже хорошо. Мы все живем легально, платим налоги. Беспокоит только, не бесит ли сербов, что мы сюда приехали, пооткрывали себе своё и сами пользуемся. Но я никогда не сталкивалась с претензиями типа “понаехали тут”. Наоборот, люди стараются помочь, встречают душевно, с открытым сердцем. В магазине на бумажке стоимость напишут, если видят, что я не понимаю», — говорит Настя. 

За этот год интернет-сообщество русскоговорящих в Сербии сильно разрослось. Выходить «во внешнюю Сербию» из «внутрисербской России» у новых эмигрантов необходимости нет. Все, что нужно, им могут предложить свои же. В этих чатах люди вскладчину ищут попутчиков для «визарана» (в Сербии без визы можно находиться 30 дней, потом россияне, которые пока не получили ВНЖ, выезжают за границу «на пару минут», возвращаются обратно и обнуляют счётчик дней). В сообществах также делятся опытом по открытию счетов в банках, засаливанию рыбы, поиску жилья, покупке сим-карт, рассказывают, «где делать брови и ногти», как называется сметана и что брать вместо неё, как покупать вещи в отсутствие интернет-магазинов типа российского OZON. 

К Насте приезжала в гости 73-летняя бабушка. Она заявила, что легко могла бы стать своей в Сербии, но родной Нижний Новгород любит больше. Бабушка, к слову, вообще не напрягалась по поводу языкового барьера, смело общалась с сербами на русском, те отвечали на сербском, все друг друга отлично понимали.

«Ей понравилось, что сербские пенсионеры много времени проводят в кафешках. Ты можешь себе представить, что у нас в России пенсионеры поедут в центр города пить кофе? Невозможно! В шесть утра в поликлинику очередь занимать — это да, по-нашему. Восхитительно, как люди здесь умеют наслаждаться моментом. Вот это бабушка намерена перенять по возвращении домой», — смеётся Настя. 

Тем не менее не все новоприбывшие готовы остаться в Сербии и связать с ней свою жизнь. Одна блогерка, вкусив «прелести» сербской осени, когда города окутывает дым из каминов и печей, купила очиститель воздуха в квартиру и заявила, что весной они переезжают в другую страну, потому что дышать в Сербии нечем. 

А Настя с мужем намерены выиграть грин-карту в Америку: именно США остаются для супруга страной мечты.

WhatsApp Image 2022 11 02 at 14.31.13 2

Переезд же в Сербию она называет ценным опытом. «Не было ощущения, что ты попал на чужбину. Сербия останется в моем сердце навсегда, как бы ни сложилась дальнейшая жизнь», — говорит она. 

© 2018-2022 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх