Отказ Евросоюза от угольной промышленности давно вышел за рамки экономики или политики: сегодня это больше похоже на символ веры в «зеленое» будущее. Символ тем более недосягаемый, что полный отказ от «устаревших технологий» и «небезопасных АЭС» и последующее торжество зелёной энергетики опрометчиво назначили на невыполнимо близкий срок — на 2050 год. 

«Зеленые» чаяния Европы

Наблюдая за тем, как в российских портах ударными темпами идет модернизация старых и строительство новых угольных терминалов, рупор европоцентрической пропаганды Deutsche Welle в сентябре 2019 года выразил недоумение. Как же так: по ЕС победоносно шествует декарбонизация, а в России вовсю готовятся поставлять в Европу уголь!

«В ЕС крупные страны одна за другой принимают программы закрытия всех угольных электростанций уже в ближайшем десятилетии. 20 сентября такой план намерено утвердить правительство Германии. Тем временем в российских портах под Петербургом и Мурманском вкладывают деньги в модернизацию старых и строительство новых угольных терминалов с явным расчетом на высокий и длительный спрос в Европе… Поскольку в семи странах-членах ЕС теперь нет угля и еще десять планируют прекратить соответствующее производство электроэнергии к 2030 году, поэтапный отказ от угля в ЕС идет полным ходом. В 2018 году было объявлено о дополнительных закрытиях предприятий, в то время как в своем недавнем проекте долгосрочной климатической стратегии Европейская комиссия призвала к 2050 году обеспечить нулевые выбросы парниковых газов, что означает свободную от угля Европу», — возмущается Deutsche Welle. 

Однако при этом немецкое издание признает, что российские угольщики, возможно, не так уж и глупы, так как, согласно опыту последних лет, в Европе импорт весьма дешевого российского угля увеличивался, особенно в Германии, которая расширила закупки в России с 12,62 млн тонн в 2014 году до 17,64 млн тонн в 2018-м (рост на 40% за пять лет). А в странах Юго-Восточной Европы вообще не планируют отказываться от твердого топлива.

Кстати, недавно стало известно, что Япония, после аварии на Фукусиме разуверившаяся в своей способности использовать мирный атом, сейчас готовится к строительству десятков новых ТЭС. Уже сегодня в стране работает 18 угольных ТЭС и ТЭЦ суммарной генерирующей мощностью 21,8 ГВт. Теперь, чтобы компенсировать потери от утраченных АЭС, японцы задумали новое предательство светлых идеалов декарбонизации, заявив о проекте увеличения мощности своей энергосистемы до 26% уже к 2030 году, что фактически может означать строительство 22 новых ТЭС и ТЭЦ уже в ближайшее время.

«Токсичные» Балканы

В ходе тотальной декарбонизации в ЕС крайне остро реагируют на активное использование угля на Западных Балканах. Этот регион, по мнению  профильных организаций, сегодня является одним из главных источников загрязнения атмосферы и нанесения вреда здоровью европейцев. Так, по мнению авторов отчета ”Chronic coal pollution” от февраля 2019 года, из-за выбросов балканских ТЭС гибнут даже не столько жители Балкан, сколько «кондовые» европейцы. Если верить приведенной статистике, более половины из числа преждевременных смертей в 2016 году, вызванных выбросами угольных электростанций на Западных Балканах, произошло в ЕС:  это 2013 случаев против 1239 на Балканах; еще 654 — в других местах. 

То есть, учитывая реалии 2016 года, на 28 стран-членов ЕС было около двух тысяч людей, якобы умерших от балканского угля. Это чуть более чем по 74 человека на страну (на порядок меньше, чем пострадавших от ДТП, передозировки и прочих фатальных случайностей). Тем не менее в ЕС называют использование угольной энергии на Балканах «серьезной проблемой» и активно призывают страны региона к декарбонизации… Вот только предлагаемые планы по отказу от угля выглядят, мягко говоря, утопично. 

ТЭС «Углевик» в Республике Сербской Боснии и Герцеговины / biznisinfo.ba

Следует признать, что не все в Евросоюзе считают негативным использование в Юго-Восточной Европе твердого топлива. Некоторые считают нормальным покупать произведенную на угольных ТЭС электроэнергию, одновременно заявляя о своей верности идеалам декарбонизации.  

7 февраля 2020 года стало известно, что МЕПСО (Северо-Македонский оператор системы электропередач) инвестирует 35 млн евро в строительство новой дальней линии электропередач Албания-Северная Македония и отдельной трансформаторной подстанции неподалеку от города Охрид. Данная линия станет частью энергокоридора «Восток-Запад» из Болгарии в Италию, который пройдет через Северную Македонию и Албанию. Этот энергопоток несколько уменьшит зависимость Италии от угля, однако есть определенные сомнения в том, что он может способствовать декарбонизации Северной Македонии.

Собственно говоря, все, что предлагают «декарбонизаторы», это тотальный отказ от «устаревшего» употребления угля и повсеместное внедрение «зеленых» технологий, которые зачастую являются убыточными в ЕС и, без сомнений, останутся такими же в условиях Западных Балкан. 

Кто заплатит за чистое небо над Европой?

Примечательно, что несмотря на угрозы для здоровья европейцев и местных жителей, никто в Евросоюзе даже не предлагает денег на модернизацию энергетики на Западных Балканах. Причем речь идет не только о конкретном финансировании размещения там восстанавливаемых источников энергии, но и о банальной модернизации существующих ТЭС.   

ТЭС «Тузла» в Боснии и Герцеговине / DW

По мнению противников угольной отрасли, все должно происходить «просто и быстро», практически само собой. Говоря о декарбонизации Боснии и Герцеговины, авторы доклада ”Chronic coal pollution” заявляют: «Является ли декарбонизация тем, чего Босния и Герцеговина может достичь без огромных затрат и риска для безопасности поставок? Да. Преобладание возобновляемых источников энергии в местной структуре производства электричества к 2050 году — технически возможная и финансово жизнеспособная идея. Ожидается, что более 35% нынешних мощностей по производству ископаемого топлива будут выведены из эксплуатации к 2030 году и почти 85% — к 2050 году (в соответствии с национальными планами и возрастом электростанций». Страна обладает замечательным потенциалом возобновляемой энергии. Модели дорожной карты электроэнергетики Юго-Восточной Европы (SEERMAP) показывают, что в государстве будет происходить значительный сдвиг от производства электроэнергии на основе ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии, что обусловлено ценой на углерод в системе торговли выбросами ЕС (EU ETS)». 

При этом нет ни слова о том, где правительство страны, ВВП которой находится на 34-м из 44 мест в Европе, возьмет деньги на все это благолепие. Не говоря уже о том, что, в отличие от богатых соседей из Центральной Европы, балканские страны просто не в состоянии потянуть убыточные в этих краях солнечные и ветряные электростанции.

Следовало бы сказать откровенно: отказ от твердого топлива на Балканах без колоссальных вложений неосуществим (не говоря уже о том, что вероятность реализации этого сценария даже в Центральной Европе пока выглядит утопией). Для этого достаточно взглянуть на показатели энергогенерации региона. А мы сейчас говорим о 16 мощных ТЭС не только в Сербии, но и в Боснии и Герцеговине и даже в Северной Македонии, в которой значительную часть электроэнергии поставляет станция «Битола». А в Сербии – «Никола Тесла», «Костолак» и «Колубара». В Боснии и Герцеговине – «Гако», «Тузла» и «Углевик». И даже в «толерантно и демократично обласканном» Косово есть соответствующий одноименный объект.

ТЭС «Битола» / скриншот Youtube

«Битола» поставляет сегодня около 4,34 млн МВт/ч – это практически 70% от всей потребляемой в Северной Македонии электроэнергии. В Косово от угольной промышленности зависит 97% энергетики, в то время как мощности планируют повысить до 105 МВт/ч (но это не точно). Да и в Боснии и Герцеговине и в Сербии работают мощнейшие ТЭЦ.

В Сербии угольная энергетика обеспечивает порядка 5 171 МВт/ч, ТЭЦ на газовом и жидком топливе — 353 МВт/ч. Ветроэнергетика генерирует 320 МВт/ч. В Боснии и Герцеговине угольная энергетика лишь наращивает мощности. В Черногории, которая выступает традиционным импортером электроэнергии, все также дымит ТЭС «Плевля», которая обеспечивает порядка 70% необходимой стране электроэнергии. Даже в вошедшей в ЕС Хорватии до сих пор активно действует Пломин-1, обеспечивая около 13% от потребностей страны. Но стоит учесть, что в Хорватии, Албании и Черногории есть ГЭС, которых так не хватает их богатым углем соседям. 

Заменить сегодня уголь региону, увы, нечем. Даже если пресловутая Грета Тунберг вместе со своими почитателями будет вертеть лопасти и греть фотоэлементы, декарбонизация для Западных Балкан все еще станет отказом от цивилизации. Тем меньше у Балкан оснований радикально менять свой энергетический профиль. Разве что в ЕС будут готовы выделить на это десятки миллиардов евро… 

Фото: crp.org.ba