Now Reading
Боснийские политики призывают к войне

Эксперимент по созданию из лоскутной Боснии и Герцеговины единого государства трех наций терпит крах, поскольку мусульманские лидеры хотят унитаризма, сербские – воссоединения с Сербией, а хорватские – собственного энтитета.

Недавний визит в Сараево европейского комиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнеса Хана по сути закончился ничем. Ожидалось, что с участием представителей всех общин и крупных политических сил страны будет подписан документ о европейской интеграции БиГ, запускающий процесс политических, экономических и социальных реформ. Но этого не случилось. И все потому, что в стране уже полгода не могут сформировать правительство: этот процесс активно саботируется боснийскими мусульманами, в частности, крупнейшей и старейшей партией этой общины – Партией демократического действия (ПДД), и ее лидером Бакиром Изетбеговичем. Для чего это происходит, вполне понятно.

Согласно наследию Дейтонских соглашений, в 1995 году Западу, и в первую очередь – США, удалось «слить» ранее враждовавшие между собой бошнякскую, хорватскую и сербскую общины в некое подобие единого государства. Первые две были «спрессованы» в Федерацию (по принципу «вместе против плохих сербов»), а за вторыми оставили сильно урезанную территориально Республику Сербскую. Мусульманам негласно выпала роль солиста в этом трио. При этом хорватам был уготована участь «помощников на подхвате», а сербам – вечных «мальчиков для битья».

Подобная структура превалировала годами, несмотря на то, что руководителями Президиума в течение каждых восьми месяцев по очереди становились представители одной из общин. Но, как правило, сербские представители на фоне своих мусульманских коллег выглядели сугубо «техническими кандидатами», в то время как хорваты настойчиво пытались выбить себе отдельную от бошняков субъектность, но для этого им не хватало достаточного количества сил даже в количественном измерении – они составляют 14% населения страны по состоянию на 2013 год.

Не хочешь в НАТО, не получишь Совмин

Все изменилось к выборам 2018 года. Казалось бы, мусульманам, несмотря на протесты боснийских хорватов, удалось провести своего кандидата в Президиум именно от хорватов – лояльного Сараево Желько Комшича, оставив за бортом подлинного лидера этой общины Драгана Човича. Все это стало возможным благодаря все той же пресловутой «федерации», в рамках которой отследить, кто на самом деле голосовал за кандидата – собственно хорваты или же мусульмане, было практически невозможно. Но если у сараевского руководства здесь все получилось, то в случае с сербами они по большому счету потерпели полное фиаско. Сербская община в результате выборов выдвинула в Президиум непримиримого и последовательного борца за Республику Сербскую и за права боснийских сербов, экс-президента этого энтитета Милорада Додика. Этому не смогли помешать даже попытки «раскачать» политическую ситуацию внутри республики, где стал назревать свой «мини-майдан» с участием местной оппозиции, еженедельно выходившей на улицы столицы РС Баня-Луки.

И вот, в ноябре прошлого года Президиум БиГ возглавил не кто иной, как Додик, который шел на выборы под двумя лозунгами. Первый – упразднить колониальный по своей сути пост Верховного представителя ООН, обладающего в стране исключительными полномочиями (на этот пост назначается иностранец, который волен снимать чиновников любого ранга, отменять любые законы и решения властей любого уровня и аннулировать результаты выборов). Второй –  утвердить нейтральный, внеблоковый статус страны. Что, конечно, шло вразрез с устремлениями мусульман, опекаемых Вашингтоном, хорватов, имеющих традиционные симпатии в отношении Европы, и самих западных кураторов боснийского проекта, планирующих загнать все Балканы в НАТО и даже разработавших для этого специальную Национальную программу по сотрудничеству с Альянсом. Ратификация ее, естественно, застопорилась с того самого момента, как главой Президиума стал бескомпромиссный серб.

В свою очередь, уже с подачи мусульман застопорилось формирование нового правительства страны. Поначалу его прежний глава, член все той же Партии демократического действия Денис Звиздич отказывался оставлять пост, мотивируя это тем, что «остались невыполненные дела». Эти «дела», на самом деле, были ни чем иным, как подготовкой ответов на пункты вопросника Брюсселя перед запуском процесса европейской интеграции БиГ. И когда эти ответы о реформах и преобразованиях были даны, Звиздич ушел в тень.

Последнее, впрочем, можно считать только тактическим ходом по умышленному затягиванию времени: Додик никогда не выступал против вступления страны в ЕС, если только БиГ ради этого не заставят присоединиться к НАТО. Комментируя балканским медиа ситуацию вокруг саботажа формирования Совмина со стороны Изетбеговича «и компании», Додик четко давал понять, что сараевские политики используют любые отговорки, чтобы затормозить процесс. В том числе и вышеупомянутую нератификацию национальной программы по сотрудничеству БиГ с НАТО.

Игра на время

«Как председатель Президиума, я должен извиниться перед представителями ЕС, – дипломатично высказывается по поводу происходящего в стране политического коллапса Милорад Додик. – Все происходящее угнетает и разрушает политическую систему в БиГ. И это не дает нашей стране идти по европейскому пути. Я призываю сформировать правительство!».

При этом складывается ощущение, что Верховного представителя (сейчас этот пост занимает австрийский дипломат словенского происхождения Валентин Инцко) вполне устраивает сложившаяся ситуация. Во всяком случае, прежде реагировавший на любые попытки сербов отстоять субъектность РС, теперь он словно воды в рот набрал. Что и понятно: все происходящее вокруг Совмина не позволяет Додику начать кампанию по отмене «колониального поста насмотрщика-сагиба над туземцами», который сейчас и занимает Инцко.

В свою очередь, Изетбегович, не сумев сколотить антисербскую коалицию (бошнякские партии нового типа, многие из которых откровенно игнорируют национальный принцип формирования, не желают консолидироваться с такой откровенно пантюркистской и умеренно-исламистской силой, как ПДД) торгуется за количество портфелей в будущем Совмине, заявляя, что большинство министерских должностей должно принадлежать бошнякам и членам его партии, поскольку они, бошняки, составляют большинство населения страны, а ПДД – самая мощная партия в БиГ. Хотя ранее тот же Изетбегович отвергал принцип пропорционального представительства, когда это, например, касалось кантонов Федерации, населенных преимущественно хорватами. Что самое интересное, Додик уже ответил, что полностью согласен с доводами Изетбеговича, но и после этого вопрос так и не сдвигается с мертвой точки…

Таким образом, создается ощущение, что лидеры бошняков намерены затягивать ситуацию вплоть до того момента, как истечет положенный восьмимесячный срок председательства сербского представителя в Президиуме. Пока же политический небосклон БиГ сотрясают скандалы, которые наглядно свидетельствуют, что никакого межнационального единства в этом государстве нет.

Угрозы войны и шпионаж

В начале года Изетбегович как бы невзначай заявил, что БиГ намерена увеличить производство вооружений, и это при том, что львиная доля подобных производств находится именно на территории Федерации. Кроме того, Насер Орич, одиозный командир Армии БиГ, на совести которого уничтожение полусотни сербских сел и убийство более трех тысяч сербов, на недавнем выступлении в Зенице сказал, что «война начнется намного раньше, чем мы думаем». В ответ на эти угрожающие заявления в Республике Сербской сообщили, что создадут собственное резервное подразделение при местном МВД. Это выглядит вполне логично с учетом такой риторики соседей: в последние годы Баня-Луку не без усилий Верховного представителя лишили собственной армии. А на днях Верховный суд БиГ признал праздничную дату образования РС «некоституционной», по сути запретив сербам отмечать годовщины создания собственного энтитета.

В ответ на желание сербов усилить свои подразделения, Изетбегович тотчас же публично выдал тираду-предостережение, напомнив о «прошлых попытках создания Великой Сербии», которые закончились камерами в Гааге и принесли сербскому народу ущерб и страдания – даже большие, чем другим народам БиГ. И в финальном утверждении этого своего спича, который можно воспринять как далеко не прозрачный намек, лидер бошняков, конечно же, был прав.

При этом и хорватско-мусульманские отношения в БиГ также далеки от гармонии. Свидетельством может служить факт, что настоящий, а не номинальный глава боснийских хорватов Драган Чович находится в многолетнем союзе с Милорадом Додиком. И он даже принимал участие в недавних празднованиях уже запрещенного Дня Республики Сербской.

В свою очередь, не имеющий юридического статуса в Федерации, но пользующийся непререкаемым авторитетом у боснийских хорватов Хорватский народный собор в начале этого года принял декларацию, где, конечно, провозгласил, что вхождение в НАТО «отвечает стратегическим интересам хорватского народа», но вместе тем заявил, что этому народу не хватает собственного энтитета в рамках БиГ.

И вот буквально на днях Боснию и Герцеговину потряс самый настоящий шпионский скандал. Сараевские спецслужбы выяснили, что их коллеги из Хорватии спонсировали ваххабитов в Боснии. Цель состояла в том, чтобы создать Боснии и Герцеговине в Европе имидж страны-рассадника радикального ислама. Причем утверждается, что в Хорватии активно вербовали прибывающих туда на заработки боснийских мусульман, предлагая тем подкидывать в мечети оружие и боеприпасы, а если те отказывались, попросту депортировали их из страны.

Так оно было или нет, понять достаточно сложно: в Боснии на протяжении всей новейшей истории правда идет рядом с ложью и полит-технологиями. Проще попытаться ответить на вопрос, кому выгоден весь этот шум? Например, тот же член Президиума якобы от боснийских хорватов, соратник Изетбеговича Желько Комшич, находясь на лечении, делает громкие заявления из больничной палаты о том, что Додик и Чович добиваются создания Великой Сербии и Герцег-Босны (непризнанная республика боснийских хорватов во время войны 90-ых).

Уже сейчас можно сделать вывод: созданная Западом на основе принципа «разделяй и властвуй» многонациональная республика трещит по швам.  И о ее интеграции в подобном состоянии в Евросоюз пока не приходится и мечтать.

Алексей Топоров