Сербское общество переживает крупнейшую переоценку ценностей со времен распада Югославии и последующей череды кровавых гражданских войн: пересмотру подвергаются прежде столь привлекательные ценности европейской интеграции. Об этом в статье для портала «Октагон» пишет российский политик и публицист, руководитель информационно-политического управления партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюков. 

Автор напоминает о том, что пика «европейский настроений» Сербия достигла при «евродемократе» Борисе Тадиче (который, к слову, подписал с НАТО соглашение о сотрудничестве по программе «Партнерство во имя мира»). Следующий президент Томислав Николич проводил более патриотическую политику, но и от западного направления не отказывался. Именно при нем Сербия стала участницей Индивидуального плана партнерства с НАТО, что означало более тесный уровень интеграции. 

«Но время шло, а сербы так и не почувствовали себя членами одной европейской семьи: еврокомиссары выставляли все новые и новые условия, расширенные требования, растущие финансовые запросы. Европейский Левиафан постоянно хотел есть, но совершенно не хотел делиться, а уж тем более кормить партнеров. Мигрантов из Азии и Африки – пожалуйста, сербов – выкуси!» — пишет Федор Бирюков. 

Александр Вучич, сменивший в 2017 году Томислава Николича на посту президента, изменил концепцию внешней политики страны. Сербия при нем стала проводить многовекторную политику, совмещая общую открытость и принципиальность по ключевым вопросам. 

Вучич приступил к тотальной перезагрузке «генеральной линии» сербской власти. С одной стороны, он стал форсировать решение вопроса о вхождении Сербии в Европейский союз, с другой – объявил о незыблемости военного нейтралитета и неприсоединении страны к НАТО. В отношении Косово была принята максимально эволюционная стратегия, которая, в свою очередь, нашла поддержку со стороны Москвы. Интересы и права сербского населения региона были поставлены выше геополитических шаблонов.

«Категорический отказ от присоединения Сербии к экономическим санкциям Евросоюза против Российской Федерации, дружественные контакты с президентом РФ Владимиром Путиным, достижение все новых договоренностей о комплексном сотрудничестве наших стран в самых различных сферах – все эти действия вызывали приступы бешенства в европейских кабинетах. А новый курс Вучича принес свои плоды. Экономика стала расти, а вместе с ней и уровень жизни сербского народа. А на внешнеполитической арене Сербия от тактики бесконечных уступок перешла к стратегии ловких маневров», — констатирует российский политик.

По его мнению, именно очевидная эффективность прагматичной и гибкой политики официального Белграда послужила причиной появления разношерстной оппозиции.

«Одни, кто по жизни любит «пожестче», разочаровались внешней мягкостью действий власти. Им просто нужен политический хардкор независимо от последствий. Другие же, разочаровавшись в самих себе, пошли прямо на поводу у западных политиков, для которых стабильное развитие Сербии рушит их нечистую игру на Балканах и шире – во всей Восточной Европе. Отдельные оппозиционеры и вовсе обвиняют президента в желании под шумок бросить Сербию в удушающие объятия НАТО. Впрочем, это уже маргинальная конспирология за гранью здравого смысла. Такого, разумеется, не будет в принципе, при любом раскладе», — замечает Федор Бирюков.

Поводом к пересмотру отношения к евроинтеграции стала эпидемия коронавируса, когда власти ЕС ввели запрет на экспорт лекарств и медицинского оборудования. 

«Несмотря на просьбы Белграда о помощи, европейские партнеры протянули сербам вместо руки поддержки жирный кукиш. В итоге на выручку пришли Китай и Россия», — пишет автор.

«Мы поняли, что не существует международной или европейской солидарности, все это были сказки на бумаге. Когда им нужны были сербские деньги, тогда они требовали менять условия тендеров, чтобы европейские фирмы получали контракты. Когда пришла беда и стало тяжело, тогда и сербские деньги не помогают. Спасибо им большое за это, верьте мне, я найду способ их отблагодарить», — пообещал в марте Александр Вучич. 

По мнению Федора Бирюкова, для Сербии сейчас наступил сложный и в чем-то болезненный этап переоценки европейского курса.

«Конечно, терять всегда горько. Как и расставаться с полюбившимися иллюзиями. Но это необходимо, чтобы идти вперед, жить и действовать дальше. Таким образом, это не потери, а сброс балласта. Переоценка ценностей всегда дается нелегко. Но только так можно обеспечить себе достойное будущее, — считает он. — Разумеется, при всем своем разочаровании Белград и теперь не станет сжигать все мосты, ведущие в Европу. Но постарается превратить их из нынешней инфраструктуры односторонней евроэксплуатации в пути к взаимовыгодному сотрудничеству. Для России это тоже будет хорошо».