Критика руководства Сербии и его обвинение в приверженности курсу на Североатлантический альянс является ни чем иным, кроме как попыткой оппозиции запустить качели электоральных настроений. Такое мнение в публикации для портала «Регнум» выразила профессор МГИМО Елена Пономарева. 

Статья известного российского исследователя стала ответом на эссе Младжана Джорджевича, советника бывшего президента Сербии Бориса Тадича, который заявил о том, что нынешний сербский лидер Александр Вучич якобы «прочно сидит в Вашингтоне». 

Елена Пономарева справедливо напоминает о том, что прозападный курс Сербии окончательно сформировался как раз в «эпоху» Бориса Тадича.  

«Процесс перехода сербской армии на стандарты НАТО запустил именно Тадич. Первым его шагом как министра обороны стало сокращение численного состава армейских подразделений СРЮ с 200 тыс. сначала до 52 тыс. чел., затем — до 30 тысяч. Уже в качестве президента Тадич (2004−2012) завершил не только реформирование армии, но фактически лишил страну части суверенитета. 18 июля 2005 г. Сербия и Черногория подписали с НАТО договор ”О сухопутных линиях коммуникации”. С тех пор альянс имеет возможность беспрепятственного транзита своих войск через территорию балканских республик и получения в полное распоряжение аэродромов, бухт, шоссейных и железных дорог, казарм и информационных систем. Показательно, что в 2006 году на том же этаже, где находится кабинет министра обороны республики и его секретариат, разместилась канцелярия НАТО (NATO Military Liaison Office). <…> В Стратегии национальной безопасности и в Стратегии обороны Сербии, утвержденных в 2009 году, в качестве одной из главных целей Сербии была определена ”интеграция в европейские и другие международные структуры безопасности и участие в программе НАТО ”Партнерство во имя мира”, которая рассматривается как ”основа близкого, долгосрочного и взаимовыгодного сотрудничества со странами — членами НАТО”», — напомнила профессор МГИМО. 

Получив подобное «наследство», сербский лидер вынужден работать с Североатлантическим альянсом, однако и при таких условиях он готов отстаивать нейтральный статус страны. 

«Сербия не будет в НАТО… Сербия — нейтральная, с военной точки зрения, и эту позицию будет тщательно соблюдать» (Интервью А. Вучича Первому каналу 22 марта 2019).

Автор также напоминает о том, что в годы работы Бориса Тадича Сербия лишилась значительной части суверенитета и 17 февраля 2008 г. формально потеряла автономный край Косово и Метохия. 

«Не вина Вучича в том, что за годы, прошедшие с момента объявления независимости, ”Республику Косово” признали почти 100 стран — это его беда и главная головная боль. Потому именно при Вучиче началась т.н. ”война признаний”. К настоящему моменту 17 стран посчитали свои решения о признании независимости Косово ”излишне поспешными и нарушающими положения Хельсинкского соглашения и резолюции 1244 СБ ООН”. И это, похоже, лишь начало процесса repulsa consulatus (отказ в признании)», — отмечает Елена Пономарева.

По ее мнению, в контексте предвыборной гонки критика Александра Вучича определена исключительно стремлением снизить рейтинг его партии. 

«Однако, если гипотетически представить, что на выборах победит оппозиция, они продолжат [заданный Тадичем] курс на евроатлантическую интеграцию. Причем личное знакомство с многими из них позволяет утверждать, что они будут это делать с большим рвением», — считает эксперт.

Говоря же о развитии партнерства Белграда и Пекина, профессор МГИМО напоминает о том, что подобная политика вовсе не является «предательством России» и «заменой Путина на Си Цзиньпиня», в чем Александра Вучича также обвиняет сербская оппозиция. 

«Это часть Большой Игры как возможности защищать интересы и развивать страну; это искусство невозможного. И будет прекрасно, если в среднесрочной перспективе политика многовекторности позволит Белграду упрочить статус регионального игрока и защитить свою политическую субъектность», — считает Елена Пономарева. 

В заключение она отмечает, что обвинения в том, что Белград якобы отворачивается от Москвы, совершенно беспочвенны, так как факты говорят об обратном.

«Если бы таких (не)друзей, которые не участвуют в санкционной и русофобской истерии, поддерживают все российские инициативы в ООН, развивают военно-техническое сотрудничество, бережно чтят память о Великой Победе Советского Союза во Второй мировой войне, у Москвы было бы больше, то, возможно, тогда мировая политика стала бы более справедливой и предсказуемой», — пишет эксперт.