27 апреля поэт Юрий Кублановский представит свой трехтомник во МХАТе имени Горького

Аватар

27 апреля во МХАТе имени Горького пройдет встреча с поэтом Юрием Кублановским и презентация его трехтомника. 

В трехтомник поэта, составленный и выверенный самим автором, вошли стихотворения разных лет — от написанных в студенческие годы до созданных в нынешние дни. В первой книге собраны тексты середины 1960-х – начала 1980-х годов, до эмиграции поэта, распространявшиеся в самиздате. Вторую книгу составили тексты, написанные в политической эмиграции (1982-1990). На Западе стилистика поэта усложняется, расширяется историческая и мировоззренческая тематика. По определению Иосифа Бродского, стихи Кублановского «не поддаются ни тематической, ни жанровой классификации — ход мысли в них всегда предопределен тональностью; о чем бы ни шла речь, читатель имеет дело прежде всего с событием сугубо лирическим».  В третьей книге объединены тексты, написанные поэтом после возвращения на родину. 

Место проведения: Москва, МХАТ им. Горького, Тверской бул. 22, 8 сцена
Начало в 17.00.
Вход свободный, требуется регистрация.

Иосиф Бродский писал о Юрии Кублановском: «Это поэт, способный говорить о государственной истории как лирик и о личном смятении тоном гражданина… Его техническая оснащенность изумительна». А по определению Александра Солженицына, «поэзии Кублановского свойственны упругость стиха, смелость метафор, живейшее ощущение русского языка, интимная сродненность с историей и не уходящее ощущение Бога над нами».

Особое место в творчестве поэта занимала тема Балкан. 22 года назад, когда Югославия страдала под натовскими бомбардировками, Юрий Кублановский написал стихотворение «Пленник».

За падавшим в реку мячиком, 
а может, и не за ним, 
я прыгнул с обрыва мальчиком 
и выплыл совсем другим. 
Да вот же он, неукраденный, 
не шедший в распыл, в навар, 
не ради забавы даденный, 
уловленный цепко дар.

С тех пор из угла медвежьего 
неведомого дотоль —
на карте отыщешь где ж его —
ко мне поступала боль. 
Кончающиеся в бедности 
намоленные края —
здесь тоже черта оседлости 
невидимая своя…

Вскипали барашки снежные, 
и мы, отощав с тоски, 
как после войны — мятежные 
садились за колоски 
убогого слова вольного. 
Потом, перебив хребет 
души, из райка подпольного 
нас вытянули на свет.

Ползите, пока ходячие, 
в зазывный чужой капкан. 
Глядите, покуда зрячие, 
на лобную казнь Балкан. 
Просторней весной сиреневой 
заброшенные поля.
Но коже подстать шагреневой 
сжимается мать-земля.

Догадки о русском Логосе 
отходят к преданьям — в синь, 
оставив звезду не в фокусе 
и приторную полынь 
во рту у стихослагателя, 
глотающего слюну, 
как будто у неприятеля 
прижившегося в плену.

24 апреля 1999

© 2018-2021 Балканист. Все что нужно знать о Балканах.

Наверх